Category: медицина

art

Несколько слов обо мне и о моём дневнике (вечно верхняя запись)

Живу отшельницей в тайге на самом севере Карельского перешейка возле Ладоги.
Меня зовут Урсула. Меня так зовут не только в Интернете, это моё имя в реальной жизни. Мои предки по отцу приехали в Россию из Норвегии по приглашению Петра I, обучать россиян строить корабли, да так тут и остались.
Я птицевед, птичий врач, лесной защитник, байкер, по совместительству фотограф и художник. Ещё иногда пишу всякие разные тексты.
Стараюсь помогать диким птицам. Птицы, которые живут у меня дома, по той или иной причине не могут жить в дикой природе.
Птицами занимаюсь с раннего детства, очень их люблю и хорошо понимаю. Да, я "не от мира сего", я понимаю языки птиц. :)
Я противник жестоких развлечений, таких как современная охота во всех её формах, в том числе соколиная. Мне приходится лечить искалеченных охотниками птиц. Ненавижу охоту всей душой, охотников воспринимаю как личных врагов.
Большинство моих пернатых домочадцев - это совы разных видов и врановые. Сейчас у меня на ПМЖ около сорока крупных птиц (инвалидов и выкормышей), три десятка сов восьми видов.
С 2005 года я практически постоянно, круглосуточно нахожусь среди сов. Они живут со мной в доме свободно, без клеток и вольеров.

В блоге много фотографий. Если не указано авторство, значит автор - я. Пожалуйста давайте ссылку на мой блог при перепубликациях моих работ.
В этом блоге никогда не будет рекламы. Всякие разные счётчики и флажки в профиле существуют просто потому, что меня это пока что забавляет. Я вообще человек не настолько серьёзный, как это может показаться.

Всегда рада общению с единомышленниками и единочувственниками, да и вообще с интересными личностями.
Большинство записей у меня закрыто "под замок". Если хотите читать "подзамочное", пожалуйста расскажите немного о себе, чтобы я хотя бы примерно понимала, кого добавляю в друзья.

И ещё большая просьба не материться, если возможно обойтись без обсценной лексики.
Троллей и хамов баню без разговоров.

Господа журналисты, телевизионщики, киношники и фотографы! Совершенно не хочу никого из вас обидеть, отказываю ВСЕМ без исключения. В смысле - не соглашаюсь, чтобы про меня делали репортажи.

UPD.: Осенью 2011 года меня пытались убить браконьеры за то, что я с фотоаппаратом в руках стала случайным свидетелем их "промысла". Бандитов даже не судили - дело замяли, потеряв сначала результаты моей судмедэкспертизы, потом требуя дополнительных обследований, для которых я должна была (больная!) ездить по 450-500 км; бесконечно переводили дело из прокуратуры в суд и обратно. У меня не было сил бороться, наш адвокат, поначалу занимавшийся всеми бумажными делами вместо нас, повёл себя странно, а денег на нового не было. В общем, исполнилось хвастовство того бандита, который рубил меня и моего мужа топором:"Я вас убью, и мне за это ничего не будет!"

UPD-2015: Под замком сейчас не пишу ничего интересного, только общаюсь с друзьями. И почти не читаю ленту.
К сожалению, из-за ухудшения состояния здоровья стала меньше консультировать и простите меня, пожалуйста, если не ответила на Ваш комментарий.

UPD- май 2017: Уехала в Москву.
Перевожусь со второй группы инвалидности на первую.
Очень нуждаюсь в финансовой помощи. Если можете меня поддержать, помогите, пожалуйста.

Номер карты Сбербанка 5469010037744325 (на имя Л. Г. З)
Номер карты Сбербанка 2202201977872023 (карта на имя Олеси Леонидовны Р. - она сможет обналичить для меня деньги, когда это требуется)
Яндекс-счёт: 41001903216780
Paypal corax(собака)bk.ru
art

Вам может оказаться полезной эта информация

art

Виктория

Я хочу поздравить с Днём Рождения замечательного человека по имени Виктория mrsvvv. Специально для неё я сфотографировала вот этот цветок несколько часов назад. И ещё я хочу кое-что рассказать всем вам, друзья и дорогие читатели, в особенности тем, кто болеет.
Но сначала - поздравление. Дорогая Виктория! От всего сердца я желаю Вам здоровья и счастья. Вы замечательный человек, я благодарна Вам за то, как самоотверженно Вы поддерживали меня всем, чем могли, делились даже своей пенсией, как помогли избавиться от одной из хворей, какие удивительно точные, нужные слова находили для меня в трудные минуты. Спасибо Вам за всё. Будьте пожалуйста здоровы. И знайте, что я часто думаю о Вас, что Вы дороги мне. Ягоды этой мурайи созрели недавно в первый раз, одну съела я сама, вторую сорвала для Олеси. А эти, что пока только завязались, созреют не скоро, но я пришлю их Вам. Если конечно хотите. Они волшебные.


Collapse )



art

Верните нам качественные наркотики!

Сегодня Всемирный день качества. И сегодня я просто обязана написать о том, что многие люди замалчивают, боясь самой темы. У нас ведь не только далёкие от медицины люди, но даже многие врачи и фармацевты слово "наркотики" произносят вполголоса, и считают, что если человеку назначаются наркотические обезболивающие, то человек становится наркоманом.

Я прикреплена к хоспису №1 им. В.В.Миллионщиковой и поскольку лежу дома, тем более что за мной некому ухаживать, дважды в неделю меня проверяют - я попросила не приезжать, пока справляюсь сама, поэтому просто звонят. Опрашивают по телефону, как я себя чувствую, какие есть проблемы, все ли лекарства выдают. Большинство лекарств приходится покупать, но с этим помочь уже никто не в состоянии, потому что формально я могу получать бесплатно эти самые препараты по жизненным показаниям... вот только не настоящие, действующие лекарства, а их дешёвые заменители (дженерики), которые вызывают множество побочных действий и плохо работают (если работают вообще). А если я хочу получить нормальное лекарство, мне приходится просить врача выписать платный рецепт. И хорошо ещё если мой соцработник это лекарство хотя бы платно найдёт, объехав полгорода!

Но это обычные лекарства, а с наркотическими обезболивающими ситуация намного хуже. Я могу получать только то, что мне выдадут, и только если препараты имеются в наличии. Качественные фирменные наркотические обезболивающие мне никто не выпишет, если их больше нет.

Импортозамещение недавно добралось и до наркотиков.

И вот вчера сотрудники моего хосписа в очередной раз посоветовали мне не молчать, а высказать громко - в своём блоге, например - то, что могу рассказать и показать только я сама. Только если я и такие же люди, как я, или наши родные и близкие (у кого они есть) найдут в себе силы и смелость выразить протест, может быть, что-то изменится.

Я вам под катом покажу кое-что. Предупреждаю: картинки очень неприятные, так что если вы например собираетесь обедать, лучше не смотрите.

Есть такой замечательный современный и очень действенный препарат, называется он " Трансдермальная терапевтическая система Фендивия". Владелец регистрационного удостоверения: Такеда Фарма А/С, Дания. Производитель: ЛТС Ломанн Терапи-Системе АГ, Германия. Это фентанил, сильнейший наркотик опиоидного ряда (в несколько сотен раз сильнее героина), который назначается, когда не помогают более слабые обезболивающие (в том числе опиоидного ряда), выпускается он в форме особых пластырей. Структура пластыря такова, что его нельзя резать, нельзя отклеить и заново наклеить и т.п, - это может повлечь за собой непредсказуемые нарушения в его работе, что очень опасно, потому что передозировка фентанила наступает легко и это чревато летальным исходом. Пластырь нужно наклеивать строго по инструкции, а через 72 часа заменить на новый. Пластырь можно наклеивать только на плечо (область плечевого сустава и руку ниже, до локтя) и на коже ни в коем случае не должно быть каких-либо ранок, царапин, высыпаний и т.д., то есть нарушений целостности кожного покрова.Опять же по причине высокого риска отравления фентанилом с самыми тяжёлыми последствиями.
Почему я на этом так подробно останавливаюсь, будет понятно чуть позже.

Этот замечательный пластырь вернул меня к жизни. Здоровому человеку трудно себе представить, что значит не иметь возможности шевельнуться без боли. Когда например поднять руку и взять со стола чашку больно так, что не всегда получается сдержать слёзы. Я не жила, я существовала. Не буду тратить время на подробности, они не нужны, - просто поверьте, что я очень, очень благодарна людям, которые разработали трансдермальную систему введения фентанила и людям, которые делают "Фендивию" для десятков тысяч таких же, как я, страдающих от сильнейших болей пациентов во всём мире.

И вот однажды мой соцработник вернулась из аптеки не с "Фендивией", а с коробкой, на которой было написано "Фентанил". С заменителем "Фендивии" отечественного производства. Оказалось, что теперь всегда будет так. Потому что импортозамещение.

Что со мной было в тот раз, я написала. Но теперь я ещё и покажу. Хотя надежды, что это поможет вернуть паллиативным больным "Фендивию", у меня почти нет. Откровенно говоря, я думаю, что чиновники рассуждают примерно так: "Зачем покупать дорогостоящие обезболивающие, тратить бюджетные деньги на больных, которые всё равно скоро умрут?"

Я не нужна государству. Государству выгодно, чтобы меня и таких, как я, как можно скорее не стало. Но чтобы никто не упрекнул в отстутствии гуманизма, нам дают дженерики. Сначала это были дженерики только простых лекарств, потом и тех, что по спецрецептам, а теперь дженерики наркотических обезболивающих. Вроде как есть препараты, всё дают, государство заботится, упрекнуть не в чем.

Под катом два фото моей руки через час после отклеивания фентанилового пластыря производства Московского эндокринного завода.

Collapse )

Сегодня Всемирный день качества. Международный праздник. Я очень прошу чиновников, если вдруг они прочитают моё послание, вернуть паллиативным больным качественные импортные обезболивающие. Пожалуйста, сделайте это доброе дело. Отбирать у тяжело больных, неизлечимых, умирающих людей последнюю возможность радоваться жизни без боли это даже не жестокость, просто так нельзя.
И я очень прошу всех, кто может помочь, подписать, распространить, как-то посодействовать в этом.
Спасибо вам, что прочитали.
art

В продолжении темы об импортозамещении наркотиков

Всё-таки крики о помощи в Инете бывают услышаны. Мне позвонила Тамара Фирсова, руководитель координационного центра в Московском многопрофильном центре паллиативной помощи ДЗМ, нашла меня в базе данных и обещала, что приедет врач. Огромное спасибо Тамаре за отзывчивость и оперативную помощь! Сегодня у меня был онколог из выездной патронажной службы "Первый Московский хоспис им. В. В. Миллионщиковой", осмотрел меня, заполнил все необходимые бумаги (которых очень много), поставил меня на учёт (в дополнение к поликлинике, то есть отвертеться поликлиника не имеет право - "а вот обращайтесь туда, где вы на учёте стоите", как они любят делать - этот номер у них не пройдёт), и капитально скорректировал схему обезболивания. Так что теперь, очень надеюсь, мне будет полегче. Если, конечно, эти обезболивающие окажутся в наличии, и не дженерики, а нормальные действующие препараты. К сожалению, ситуация с лекарствами всё ухудшается, об этом говорят практически все врачи, с кем я беседую, а от врачей паллиативной помощи приходится слышать, что работать стало невозможно, потому что невозможно видеть страдания больных, которым не помогают отечественные заменители запатентованных лекарств.
Что будет дальше... по-моему, страшно всем.

Collapse )
art

Импортозамещение добралось до наркотиков

Очень неприятная новость для паллиативных больных, так же, как я, получающих обезболивание самыми сильными препаратами. Похоже, импортозамещение постучало к нам в двери костлявым кулаком. Collapse )
art

Отдам рыбок и Ктулху

Грустно, и всё же придётся это сделать... Отдам шестерых стеклянных окуньков, очень милых и красивых, вот таких:



и Ктулху (того самого...), но только в очень-очень добрые руки, тому, кто будет моих животинок любить, заботиться о них, и никогда никому их не скормит :(Collapse )
art

Спасибо Олесе и вам...



Друзья, большое спасибо вам за добрые слова поддержки. Чувствую себя лучше. Простите, что отвечаю сразу всем, а не лично каждому, слабовата я ещё всё же. Сверлить тут перестали (боюсь сглазить), Олеся очень помогает, просто нет слов. Не знаю, как бы я вообще выжила, если бы не она. Кроме неё, никого нет рядом, а ведь таких как я у неё больше двадцати человек (ну, не совсем таких, там старенькие люди и в основном с роднёй, но есть и больные старички и старушки...) Вчера врач сообщила, что меня переводят в другой паллиативный центр. Увеличили дозировку обезболивающих. В общем, пока держусь, опять появилась надежда, что ещё что-то смогу делать. Начали с Олесей разбирать лоджию, чтобы там сделать совятню для летающих моих совушек. Ну то есть она разбирает, а я только решаю, что выбрасывать, а что оставить. Очень и очень надеюсь, что до конца года получится у нас. Там ещё нашлись мои старые работы маслом какие-то, много холстов на подрамниках, графика в рамках под стеклом, посмотрим, есть ли что-то, что можно попытаться продать. Тогда будут деньги на обустройство совятни. Но пока загадывать боюсь, потому что планов и желаний у меня много, вот только нельзя хотеть того, на что сам не в состоянии заработать. А я живу на ваши деньги... Низкий вам поклон за помощь, дорогие добросердечные люди. За то, что дарите мне бесценную возможность считать себя нужной...
P.S.: На фото деньрожденческие Олесины конфеты и моя глиняная роза.
art

Муравей

Мне очень плохо. Из-за врачей-идиотов, убедивших меня больше не принимать НПВП, а вместо этого увеличить дозы наркотических обезболивающих, я получила сильнейшее обострение болезни Бехтерева. Что такое боль при воспалении крупнейших суставов (тазобедренных и плечевых), понять может только тот, кто это хоть раз испытал. При синовите ТБ сустава (хотя бы одного!) невозможно не то что встать или сесть - невозможно даже повернуться в постели, даже шевельнуться. Это постоянная изматывающая сильная боль в покое, а при малейшем движении, при одной только попытке изменить положение тела она становится нестерпимой. Я это однажды пережила, больше не хочу, очень надеюсь что до синовита не дойдёт.
Только что я перенесла очередную пневмонию, ослабла, это конечно тоже послужило провоцирующим фактором. В общем, теперь мне снова очень больно, несмотря на самые крутые обезболивающие препараты.
И вот представьте себе, что в таком состоянии, в полном одиночестве, давно брошенная всеми "родными" людьми, я стараюсь наконец смириться с пониманием того, что моя жизнь окончена, что моя задача теперь - позаботиться о моих подопечных, о моих совушках, рыбках, креветках и растениях, найти для них заботливые семьи, а затем подготовиться к смерти, уничтожить всё своё барахло и суметь встретить смерть достойно, не сетуя на судьбу и не жалея себя, суметь сохранить лицо... но какие-то люди, которых вокруг меня множество, множество невидимых незнакомых людей сверху, снизу, справа, слева, повсюду... какие-то невидимые люди совсем рядом со мной улучшают свою жизнь и сверлят стены своих жилищ. Сразу в двух квартирах. С утра до вечера.
Я не хочу надевать наушники и слушать музыку. Я хочу тишины. Но я надеваю наушники и с десяти утра до семи вечера слушаю на полную мощность хард-рок и тяжёлый металл, чтобы заглушить звуки сверления стен из керамзитобетона. Я чувствую эти звуки, телом, кожей, этот зуд, впивающийся в кости как бормашина стоматолога, и слышу их даже сквозь оглушительный рёв музыки. Это всего лишь звуки сверления стен в одной из тысяч ячеек одного из миллиардов муравейников. Это ничто. Но даже это ничто я изменить не в силах.
Я лежу неподвижно. Левой рукой шевелить нельзя после сегодняшнего утра, когда я наконец-то совершила рывок, чтобы сменить почерневшую от грязи простыню на свежую. Правую руку больно меньше, и ею я нашариваю в одеяле рулон туалетной бумаги, отрываю клочки, вытираю от слёз лицо. Всё, что от меня ещё осталось, моё лицо, для последнего разговора с собой. Всё, что было в моей жизни ценного, моё неповторимое, единственное во всей Вселенной лицо.
Я лежу, вглядываясь в безразличную серость потолка, за которым ещё один потолок, и ещё, и ещё... но однажды эта бесконечность потолков закончится, и я увижу небо.