Медведица-оборотень (bjorn_varulv) wrote,
Медведица-оборотень
bjorn_varulv

Categories:

Он забыл...

Здравствуйте, друзья. Как часто бывает - проходит время, и вдруг открывается правда... Сколько же лет прошло? Два года, три?.. У каждого врача есть свое кладбище, это правда, а тем более у тех, кому пациенты достаются чаще всего уже в критическом состоянии. И у меня таких случаев за почти тридцать лет активной практики накопилось немало, и в чем-то я до сих пор виню себя, а в каких-то случаях понимала, что вины моей нет, но все равно после смерти даже таких пациентов много дней, а иногда и месяцев снова и снова я спрашивала себя: все ли сделала, что могла?..


И вот - тот случай, о котором речь... Тот, после которого я стала считать себя абсолютно никчемным врачом и решила, что больше не имею права лечить птиц. Я скажу без преувеличения, что все время с того страшного момента, два или три года, я вспоминала почти каждый день... Горечь и боль, пронзительная, потому что невозможно забыть два голоса в телефонной трубке... Голос человека, мужчины, крик отчаяния:"Сделайте что-нибудь! Умоляю!!!" - сквозь рыдания... и хрип, смешанный с плачем... умиравшего на его руках совёнка... Ушастика, которого я лечила дистанционно, я же сама назвала его Кузей, и после проведенной подготовительной терапии человек отвез его в клинику для проведения остеосинтеза крыла. Операцию делали под ингаляционным наркозом. Первое время после операции все шло хорошо, и вдруг - звонок... Кузя задыхается... Загородный дом, довезти никуда не успеют, хрипы такие, какие я слышала только раз в жизни, когда сама умирала в реанимации от непонятного обширного процесса в легких... Я растерялась. Спросила, что есть из препаратов, человек сказал что есть ВСЕ, и это меня окончательно запутало. Я не понимала, что это, - обычные в случаях острого нарушения дыхания у птиц медикаментозные меры не помогли, и я в отчаянии слушала рыдания мужчины и хрип умиравшего совиного ребенка... И только когда все было кончено и я сама успокоилась от рыданий, начала анализировать, перебирать в голове возможные варианты, и пришла к выводу, что надо было сделать то-то и то-то, а я растерялась и не подсказала, и значит, малыш умер по моей вине... Я позвонила мужчине, высказала ему свои выводы, попросила прощения... И с тех пор мы не общались.

И вот звонок. Несколько дней назад. Я сразу узнала этот голос... мгновенно... - "Здравствуйте", - сказал он, - "узнали?" - "Конечно узнала... Как вы?" - "Я... Я окончательно перебрался за город. Кузя умер..." - "Я помню," - сказала я. Неужели такое можно забыть... Меня поразило, что он забыл тот наш разговор страшный, и что я присутствовала.... -"Да, вот так. Я потом на вскрытие возил его. Абсцесс легкого... Он же у меня упал. Я как-то упустил из вида, что после операции он должен был в переноске сидеть, и он сидел на присаде на должике. Ну и упал... "

Знаете, когда он это сказал, у меня в ушах зазвенело и все перед глазами поплыло. Кузя упал! Он сидел после операции на высоком шесте, привязанным за ножку, и конечно он попытался взлететь... Упал и видимо травмировал легкое, может быть сломал ребро, - вот и абсцесс, и сделать я бы ничего уже не смогла...

Человек позвонил мне, потому что ему очень хочется новую сову. Маленькую по размеру. Ну или пустельгу. И он даже уже приценивался, но решил, что поддерживать торговцев совами не стоит. Поэтому позвонил мне. Вдруг у меня на пристройство кто-то из пациентов есть.

Понимаете, он даже не помнил, что Кузя умер в моем присутствиии и что я себя винила... Я не сержусь, нет. Мне стало легче  в том смысле, что я винила себя, выходит, напрасно. Но как же хочется, чтобы все мы стали хоть чуточку более внимательными друг к другу... Более внимательными и сострадательными ко всем живым существам, будь то люди или совы, собаки или кошки, коровы или ёжики. Мне вот надо учиться людей поправлять так, чтобы они не воспринимали это как моё негативное отношение к ним. Надо учиться быть мягче. Я очень бывала резкой, и люди думали, что я плохо к ними отношусь. Но я не их осуждала, а поступки их. Это совсем разное. Человека самого я, бывало, осуждала, а потом так становилось стыдно - да кто я такая, чтобы судить других?  А поступки дурные поправлять нужно, учить друг друга, - только форму трудно подобрать правильную. Я отшельник и очень плохо умею выражать свои чувства. А мысли на бумаге или на экране надо постараться облечь в чувства, иначе читающий может напридумывать невесть что. Мне всех было жалко всю жизнь, с детства. Не только зверей и птиц любых, и всяких других тварей Божьих, но и людей, и даже тех, кого все осуждают... А мне было жалко, что человека на смертную казнь ведут и уже нет у него возможности спастись, и сам он понимает это, и как же страшно ему и плохо... Никогда у меня злорадства не было, даже к врагам, даже к тем, кто надо мной издевался и много плохого лично мне сделал, - если у того что-то случилось, злорадство "так ему и надо" - и больно слышать, что многие так говорят, больно уже за них самих... Вот живем мы на свете и будто война у нас ведется всех против каждого... И в этой войне черствеем настолько, что уже не видим, как наши души меняются, как мы становимся равнодушны к страданиям других. Мы становимся равнодушны. Как страшно это! Ждём от других сочувствия и понимания к себе, но сами о другом существе живом не позаботимся, не подумаем, что с ним станет теперь... Поражает, что люди, которые друг другу клялись в вечной любви, которые прожили вместе десять, двадцать лет, - да хоть год, все равно вместе! - друг друга бросают так запросто, будто поменяли пальто. И вспоминать хорошее не хотят, и с годами себе  накручивают про другого всяких гадостей, будто ком грязного снега. А другой может всю жизнь остается верен своей клятве и ждет только одного: раскаяния... Почему мы так боимся раскаяться? Ведь никогда и никого раскаяние не делало хуже! Вот, знаете, позвонил бы мне тот человек и сказал: так и так, я вам забыл сказать, что Кузя у меня упал, потому что я хотел покрасоваться им и привязал на присаду, не подумав, что он должен в постели лежать... И сказал бы - простите меня, вы не виноваты... Разве я бы стала его считать плохим? Разве стала бы считать слабаком?.. Мужчины многие думают, что прощения просить нельзя, даже если сто раз неправ, потому что если прощения просишь - значит, слабак. А всё наоборот! Прощения просить способны только сильные духом люди. И когда мы у другого прощения просим, мы и ему делаем лучше, и себе. Потому что он теперь сможет простить, и не будет уже повода думать дурное, обиды копить. А у того, кто попросил прощения, на душе светлее.

Вы меня простите, друзья, что я сбивчиво так пишу и многословно.
Низко кланяюсь, что помните меня и читаете, и от всего сердца спасибо за денежную помощь. Простите меня, что так ни с кем теперь и не общаюсь, только вот выговорюсь тут в журнале и опять молчу. Но я о вас думаю, друзья мои, вы со мной, и за это спасибо. Храни вас Бог.
Tags: личное, люди, пациенты, фото
Subscribe

  • Беда :(((

    Дорогие читатели и друзья. У меня беда, по моей же дурости случившаяся. Не буду вдаваться в долгие объяснения, нет сил на это, скажу только что я…

  • Медвежий Санта

    Дорогие друзья, поздравляю вас с Рождеством и Новым Годом! Пусть этот год будет лучше прежних, пусть исполнятся ваши заветные мечты, пусть происходят…

  • Все-таки верю...

    Дорогие друзья, знакомые и незнакомые! Поздравляю вас с наступающим Рождеством Христовым и Новым Годом и желаю, чтобы вы и ваши близкие были здоровы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments