Медведица-оборотень (bjorn_varulv) wrote,
Медведица-оборотень
bjorn_varulv

Про голубей

Многие люди птиц не любят просто потому, что птицы слишком от людей внешне отличаются.
Так уж устроен этот мир - людям кажутся более понятными те, кто похож на них внешне. Даже другие люди. Вот, скажем, идёт по улочке где-то в провинциальном городке парень чернокожий, и все на него с подозрением косятся, и думают: не людоед ли из племени Мумба-Юмба? Не бросится ли с ножом? А вдруг ещё и заразный какой? А парень этот, может, родился в этом самом городе, русский язык для него родной, в школе был он лучшим учеником и учится теперь на врача. И если с ним пообщаться, окажется, что он умный и душевный человек со светлой улыбкой  Куда умнее и душевнее парочки похожих внешне на тебя знакомых. Но пока не пообщаешься, не поймёшь.

А с птицами куда сложнее. Собаки и кошки всем привычны, все знают, что они рядом с человеком тысячи лет живут и зовутся "четвероногими друзьями". Да и в целом они внешне вполне как люди, если не считать шерсти, хвоста и манеры передвигаться на четвереньках. То ли дело - птицы: рук нет, зато есть крылья, клюв вместо носа и рта и перья повсюду. Скачут, а главное - летают! Может, поэтому многим людям, с птицами близко не знакомым, птицы кажутся какими-то совсем непонятными и бездушными существами, наподобие насекомых.

К некоторым птицам такие люди относятся всё же с симпатией. Вот, например, орлы: символ гордости, силы, свободы! Или, например, пингвины. Забавные такие, и глупые, конечно же - "робко прячут тело жирное в утёсах", как известно. А что там на самом деле у орлов и пингвинов в жизни происходит, мало кого волнует. На сов в эпоху Гарри Поттера пристальное внимание обратили и всем миром начали их любить и умиляться, а ведь совсем недавно, даже в прошлом веке, совы большинству людей казались какими-то злыми вестниками несчастья, посланниками тёмной стороны бытия, безжалостными ночными убийцами всего живого, и уханье совы в лесу воспринималось как дурной знак.

Ну а самые, наверное, нелюбимые людьми по сей день птицы - это голуби. Есть, конечно, люди в городах, которые любят их, подкармливают, спасают, но такие люди у многих вызывают раздражение. - "Зачем кормить этих помоечников?" О голубях сложилось общеизвестное мнение, что они крайне глупые, агрессивные, наглые птицы, которые всюду гадят и разносят заразу. Помню, как моя мама, когда я была маленькой, запрещала мне даже приближаться к голубям, - "Они переносят полиомиелит!!! Ты же не хочешь стать вот такой, как этот дядя?" - она показывала мне на валяющегося где-нибудь вусмерть упитого алкоголика, которых во времена моего детства в центре Москвы было предостаточно.

Я каким-то внутренним чутьём понимала, что стать такой, как этот дядя, я конечно могу, если постараюсь, но голуби тут не при чём. И тайком от родителей подбирала больных голубей, чтобы вылечить. Голубей мне было жалко, а валяющихся дядей - не очень.

Но в целом общения с голубями у меня было в жизни не очень много. Как-то классе в шестом я выкупила у голубятника белую нелетающую голубку, которой он хотел свернуть шею. Назвала её Мирой. Соорудила ей небольшой вольер на общем балконе нашей арбатской квартиры. Летом забирала её в садоводство к бабушке. Мира очень грустила в одиночестве, часто печально гудела, моё сердце разрывалось - я понимала, что она несчастна. Я скопила карманные деньги и купила голубя. Большущего молодого почтаря, назвала я его Арнольдом. Мира и Арнольд полюбили друг друга, я смотрела на эту парочку, как они то и дело целовались, как нежно перебирали друг другу пёрышки, и радовалась. Мира воспряла - она превратилась в настоящую красавицу, ходила с гордо поднятой головой, больше не сидела, уткнувшись в угол, и не рыдала.

В начале лета у Миры и Арнольда родилось трое птенцов. Все трое оказались белоснежыми, как мама. Каждое утро я открывала вольер, чтобы Арнольд мог летать. Пока дети были маленькими, он возвращался. Потом начал учить летать детей. Я смотрела, как они кружат над домом, и утешала, как могла, бедную Миру - конечно, она хотела бы летать вместе с семьёй, но не могла... Она выходила из вольера и всё время смотрела на них, суетилась, иногда гудела очень грустно и тревожно. А когда они возвращались, она бросалась ко всем по очереди, перебирала пёрышки у них на лицах, бегала суетливо к одому, к другому, как будто проверяла, всё ли у них в порядке.

Однажды в августе Арнольд вылетел с детьми на ежедневную прогулку. Они, как обычно, кружили над домом. Круги становились всё шире, и вот все четверо исчезли из поля зрения. Мы с Мирой ждали до темноты. Но Арнольд и дети так и не вернулись...
Я не знаю, что с ними случилось. Почему-то тогда, своим детским разумом, я решила, что Арнольд бросил Миру из-за того, что она не могла летать. И увёл за собой детей...
Мира горевала страшно. Она перестала есть, постоянно гудела, даже ночью... Я очень надеялась, что её семья вернётся... Мне нужно было возвращаться в Москву, в школу. В моём классе был парень-голубятник, я с ним не дружила, но знала, что у него много голубей. И я отдала ему Миру, чтобы ей не было одиноко... Как сложилась её судьба дальше, я не знаю, потому что тот парень вскоре перешёл в другую школу.
Мира не была привязана ко мне - она любила Арнольда. Я утешала себя мыслями о том, что в голубятне она найдёт себе пару, и снова будет счастлива...

После истории Миры и Арнольда у меня много лет не было общения с голубями. Я была практически уверена в том, что Арнольд предал Миру, бросил её. Хотя что там произошло на самом деле, неизвестно... Может быть, он и не был предателем - его мог поймать ястреб, или может его застрелили, а дети были ещё слишком малы, чтобы найти дорогу домой...

Были потом ещё у меня в жизни голуби - один белый павлинчик прилетал всю зиму через форточку и ночевал у меня на холодильнике, это было ещё в Москве, и Бруно, кофейный нелетающий сизарь, который несколько лет жил в совятне неясытей, защищая совушек от людей. Он умер в этом году от старости, ему было больше пятнадцати лет...

Я как-то охладела к голубям после истории Миры и Арнольда. Ну, есть вот такие птицы, но наверное и впрямь не слишком умные, какие-то пустые, раз так легко бросают тех, кто их любит.

Этой весной я приехала в Москву по делам. Оказалось, что на балконе моей квартиры живёт голубиная семья.
Судя по всему, они тут жили уже не первый год. Когда я заглянула на балкон, оба они - толстый-претолстый, весь сияющий красавец-голубь и его супруга, намного скромнее выглядевшая - грозно мне сказали "У! У!" Они сидели на куче уже почерневших от времени межкомнатных дверей. Я подумала, что эти двери нужно срочно выбросить. Но чуть позже поняла, что там дом этой голубиной парочки...

Приезд в мегаполис после многих лет жизни в изоляции в тайге это удар по иммунитету. Я заболела в день приезда, болела тяжело и долго, потом после выхода в город по делам заболела снова. С кровати мне виден балкон, и я смотрела на голубей, которые там живут. Я наблюдала за ними, а они наблюдали за мной. Я сварила для них пшённую кашу, поставила в миске на балкон, но они даже не притронулись. Я хотела подружиться с ними, но им этого явно не хотелось. Им хотелось от меня только одного - чтобы я не вмешивалась в их жизнь.
А жизнь у них была бурная. Голубь отчаянно защищал голубку от непрошенных гостей. Прилетали периодически другие мужики, которые пытались клеиться к ней - и он дрался с ними. Вот откуда про драчливость голубей - да, драться они умеют... Я иногда не выдерживала, высовывалась на балкон и шугала их, "хватит уже драться!" Но это каждый раз было - по делу. То есть прилетает чужой мужик и начинает заигрывать с женой. За это получает по лбу.

Когда потеплело, я открыла настежь балконную дверь. Опасалась, что голуби начнут залетать в комнату. Как-то по телефону разговаривала с другом, он спрашивает - "Что это за звуки там у тебя?" А там такие были эмоции голубиные, такие воркования и завывания... Вот, говорю, голуби на балконе, дверь открыла и так слышно...  - "А они в комнату не залетают?"  - "Нет, к счастью, а если залетят, то метаться начнут, испугаются..."

Дверь так и оставалась распахнутой всё лето, - в Москве стояла жара. Голуби жили своей жизнью, я - своей. Совсем рядом с ними. Нас разделял буквально метр пространства, балконная дверь, по одну сторону которой я в своей кровати, по другую - их семья.

Они смотрели на меня так же, как я на них. Мы были постоянно друг у друга на виду. Они видели, как я живу. Я видела, как живут они. Они сидели чаще всего вместе, часто целовались, потом улетали куда-то, возвращались. Иногда бегали суетливо. Иногда начинали завывать, оба. Когда я подходила к балконной двери, они оба старались меня прогнать - "У! У!"

Я эту парочку для себя назвала Ворковалками. Толстый красивый мальчик - Ворковалка, и его девочка, тоже Ворковалка.

Однажды я услышала какие-то незнакомые звуки. Почему-то сразу поняла, что это бъётся голубь. Вышла на балкон, поняла что звуки за кипой дверей. Двери были перетянуты проводами. Когда я разрезала провода и смогла отодвинуть двери, голубь сразу же метнулся прочь. А потом я увидела два голубиных скелета. В эту ловушку не он первый попал...

На следующий день после этого в мою комнату прилетела голубка.

Она влетела медленно и спокойно... Села на мои ноги под одеялом. Уселась и на меня поглядывала. Сидела так примерно минуту. Я боялась шевельнуться... Потом она взлетела и так же медленно вылетела через балконную дверь обратно.
И больше ни разу голуби ко мне в комнату не залетали. Хотя балконная дверь была открыта настежь до октября.


Tags: птицы, чувства животных
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →